Наверх

Погода в Астане: 21 ноября, вечер: -2° 3 м/с22 ноября, ночь: -2° 4 м/с22 ноября, утро: -2° 4 м/с22 ноября, день: +5° 4 м/с

Ерлан Саиров: «Без перехода на латиницу наш народ может отстать и затеряться в потоке истории»

1089
Фото: Акция #Latyndyqoldaimyn. Из личного архива Ерлана Саирова.

После выхода Указа Президента РК о переводе казахского алфавита с кириллицы на латиницу предполагается  создание государственной комиссии по этому вопросу. Работы у нее будет много: вхождение новой письменной графики в национальную культуру – дело не простое. Тут нет, и не может быть спущенных сверху догм, однозначных подходов. В обществе идет живой, заинтересованный разговор. В нем участвуют все – ученые, деятели культуры, госслужание, обычные казахстанцы. Известный политолог Ерлан Саиров входит в инициативную общественную группу, которая ездит по стране и рассказывает о переходе казахского языка на латиницу. Что показывают эти встречи? Что необходимо сделать для более успешного переключения на новую графику? Ответы на эти и другие вопросы Ерлан Саиров ищет в беседе с корреспондентом Объектив.kz.

- Ерлан Биахметович, вы сейчас активно ездите по стране, побывали уже в нескольких регионах. Ваша цель - разъяснить процесс латинизации населению?

- Вопрос шире. Внедрение латиницы – вопрос комплексный. Для начала необходимо понять ценность и масштаб этого исторического события. Указ Президента Казахстана для нашего общество – сигнал того, что переход на латиницу будет совершен, четкая  декларация о намерениях. Мало кто обращает внимание на второй пункт указа, в котором написано, что правительством должна быть создана госкомиссия по внедрению латиницы.

В стране идет  по поводу перехода на латиницу идет жаркая дискуссия, это радует. Значит, казахстанское гражданское общество неравнодушно к своей судьбе. Но не стоит забывать, что разработка алфавита – это вопрос профессионалов: филологов, лингвистов. Можно ожидать, что скоро будет создана государственная комиссия по окончательной разработке латинского алфавита. Именно она решит вопросы касательно методов, механизмов и научного обоснования включения апострофов и диграфов, в случае необходимости.

Апострофы, диграфы и другие элементы алфавита в рамках госкомиссии, возможно, будут ещё пересматриваться и  меняться. Мы должны получить такой вариант графики, который устраивал бы всех, как минимум, большинство общества.

Некоторые учёные предлагают использовать вариант латиницы, который был разработан ещё в советское время. Если кто помнит, с 1929 по 1940 годы мы пользовались латиницей. О нём есть много трудов, они хранятся в библиотеках страны. Считаю, что нужно созвать национальный симпозиум филологов, лингвистов. К этому форуму необходимо привлечь IT–специалистов, которые тоже должны высказать своё слово. Кроме того, нужно привлечь активное гражданское сообщество. Надеюсь, что в рамках госкомиссии будут представлены эти слои общества. То есть всё должно быть согласовано с научным, гражданским и IT сообществами. Еще свое слово не сказали наши филологи-лингвисты, согласитесь, что вопрос графики касается именно лингвистов. Заинтересованность всего общества мы понимаем, но профессионалы должны обозначить свою позицию. Такое ощущение, что все мы вдруг стали филологами экстра-класса.

- Что даст переход на латиницу?

- Качественно иной уровень развития гуманитарного и духовного развития. По моим данным, четыре миллиарда 500 тысяч человек в мире пользуются латинским алфавитом. Многие ноу–хау разрабатываются именно на латинице. Сейчас для того, чтобы казахское произведение стало доступным и понятным мировому сообществу сначала происходит построчный перевод на русский, а затем - на английский или французский языки. После каждого преобразования теряется процентов 30 ценности текста. В мировое пространство попадает деформированное представление о казахской культуре, её произведениях. Переход на латиницу откроет прямой путь в мировое гуманитарное пространство для нашей культуры.

У нас много культурных брендов, оставшихся с давних времён, тот же фольклор. Культурные бренды во всем мире привлекают инвестиции. Заинтересованные люди начнут более подробно интересоваться национальным достоянием, языком народа. Как раз мы будем в состоянии создать собственный бренд в духовной сфере. Это очень важно для современного процесса в стране.

Реформы в духовной сфере – непростой процесс. Будут трудности. Но если есть созидательная цель, их можно преодолеть. Важно, чтобы главным оставалось понимание, что переход на латиницу – исторически нужное решение. Есть люди, которые критикуют диграфы, кто-то против апострофов. Главное, чтобы в этих спорах не затерялся сам процесс латинизации. Дискуссии должны ввестись на высоком культурном и интеллектуальном уровне. Они не должны девальвировать саму идею латинизации. Для нас важна формула: «Единая нация. Единые ценности. Единое будущее».

- В одном из интервью вы отмечали, что переход на латиницу – вопрос не политический, а гуманитарный, социальный.

- Напомню, что в Казахской ССР латинский алфавит был действующим с 1929 по 1940 год. Мы возвращаемся к своим истокам. Это эпохальное событие, оно не направлено против кого-то, это вопрос казахского социума. Поэтому внедрение латиницы – не политический, а гуманитарно–социальный вопрос. Мы побывали в разных регионах страны, в Алматы,
Усть–Каменогорске, Семипалатинске, Шымкенте, Атырау, Актобе, и еще раз убедились, что современная молодежь уже приспособлена к латинице.  

- Почему именно сейчас осуществляется переход на латиницу?

-  Этот вопрос поднимался ещё на заре независимости. В 1993 году академик Кайдаров создал свой вариант латиницы. В 2006 году Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев обозначил, что рано или поздно переход на латиницу будет осуществлен. В 2013 году вопрос был поднят ещё раз. Переход начал осуществляться именно сейчас по ряду причин. Во-первых, соседние страны - Узбекистан, Таджикистан, Туркеминистан - уже совершили латинизацию. Проанализировав их опыт, Казахстан может избежать каких-то ошибок при переходе, принять оптимальный вариант латиницы. Кроме того, наступило время для совершения цивилизационного прорыва.

- Многие опасаются, что из-за перехода на латиницу, может появиться потерянное поколение. Люди, которым сейчас, к примеру, 55, 60 лет и выше очень трудно будет перестроится.

- Мы живём в цифровом мире. Когда в советское время, в 1928 и 1929 годах, казахский язык переводили на латиницу, понадобилось три месяца. Постановлением Молотова с латиницы переводили на кириллицу буквально в течение двух месяцев. Люди смогли ведь тогда перестроиться. Особых проблем с переходом не будет, главное здесь - вопрос модернизации сознания населения. Латинизация – это не самоцель. Модернизация – постоянный, каждодневный процесс. К примеру, Илон Маск, создатель SpaceX, заявил, что в 2025 году направят людей на Марс и они вернутся. Сейчас меняется представление о пространстве и времени. Мы должны соответствовать вызовам и требованиям времени. Если кто-то опасается, что появятся потерянные поколения, которые не смогут приспособиться, он должен понять, что вопрос гораздо шире. Народ может отстать и затеряться. Человек, если хочет развиваться, должен выходить из зоны собственного комфорта. Только так можно двигаться вперёд.

- Этот вопрос активно обсуждается в соцсетях. Все понимают, что людей нужно обучать, помогать им настроиться на новый алфавит.  

- Думаю, после госкомиссии будет разработан окончательный вариант латинского алфавита. Повсеместно должны быть созданы бесплатные курсы для всех, кто захочет учиться. Нужно создавать центры разъяснения по вопросам латинизации во всех областных центрах страны. То есть должен быть системный подход, комфортный для жителей. Не нужно создавать каких-то новых фобий. Никто не отказывается от кириллицы и кириллической культуры. Нет такого, что она будет запрещена. Она останется нам и последующим поколениям. Конечно, культурные жемчужины будут переведены на латиницу. Мы живём в современном мире, существуют конвертеры, которые при правильно заданном алгоритме быстро и качественно переведут литературу и другие документы.  

- Вы сами уже пробовали писать на латинице?

- У меня сейчас на руках три варианта латиницы: академика Кайдарова, с апострофами, с диграфами. Все они мною воспринимаются одинаково и читаются без труда. Честно признаюсь, вариант с апострофами зрительно воспринимать сложнее. Я владею двумя языками, русским и казахским. Английский изучал ещё в школе, помню только алфавит. Возможно, переход на латиницу поможет мне вспомнить английский язык, и я смогу также активно им пользоваться.

- Многих волнует цена вопроса.

- Переход на латиницу – длительный процесс. Все постепенно будет переведено. Да, многие говорят, что это дорогостоящий проект. Но мультипликативный эффект с гуманитарной точки зрения окупит себя. На самом деле, главное - не вопрос денег, а то, что мы переходим на качественно другой гуманитарный уровень.

- Как вы относитесь к тому, что немало дизайнеров, молодых людей активно используют латиницу в своих произведениях?

- То, что многие дизайнеры и креативные молодые люди активно подключились к обсуждению вопроса через свою призму - юмор, надписи на одежде на латинице, здорово. Тем самым они способствуют более широкому обсуждению, привлечению всех слоев населения к главному – внедрению латиницы.

Меня радует, что наша молодежь креативна и создает смыслы, даже если это с элементами юмора, значит, все хорошее впереди…

 

Оценить материал
0