Наверх

Погода в Астане: 02 февраля, ночь: -21° 3 м/с02 февраля, утро: -22° 2 м/с02 февраля, день: -11° 2 м/с02 февраля, вечер: -21° 3 м/с

Ермухамет Ертысбаев: "О политической нищете Аблязова и политике во время пандемии"

6573
Фото: time.kz

О своём отношении к Мухтару Аблязову и его политической деятельности в беседе с Арманом Азимовым рассказал казахстанский государственный деятель, бывший министр информации и советник президента РК Ермухамет Ертысбаев, передает turantimes.kz.

- Ермухамет Кабидинович, вы после своего возвращения в Казахстан сразу вступили в дебаты с Мухтаром Аблязовым. Причем, разоблачая его политический экстремизм в многочисленных публикациях и видеовыступлениях. Теперь вы пришли в социальные сети и высказались по “Коше партиясы”, объявленной вне закона, а также подробно опрашивали Ермека Нарымбая о его сотрудничестве с беглым банкиром. Почему вы продолжаете реагировать на эту тему?

- Скажу честно. Когда я был в Беларуси, то пристально наблюдал за тем, что делает Аблязов. Он выступал с прямыми эфирами, пытался с горем пополам организовывать митинги, были большие чаты его организации “ДВК”, которую по делу объявили вне закона. Помня о том, сколько денег он украл у Казахстана, у наших сограждан, я подумал, что он может быть действительно серьёзным политическим оппонентом. Но я его переоценил. После прошедших выборов президента, когда безоговорочно победил Токаев, и наших дебатов я обнаружил на его стороне тотальную политическую нищету. Это не соперник нынешней власти. Он продолжает использовать те же методы, какие он применял, чтобы разграблять банк - плодит фейки, врёт, строит из себя честного политика (раньше он строил из себя честного бизнесмена).

Мой политический интерес связан с тем, чтобы продолжить разоблачать Аблязова. Он преподносит себя как безальтернативного лидера несистемной оппозиции. Тех, кто с ним не согласен или не пошёл под его крыло (а я знаю, что креативную молодёжь, выступающую на митингах, он пытался рекрутировать), он называет агентами КНБ. То же самое вышло и с Ермеком Нарымбаем, о котором вы сказали. На дебатах с Аблязовым я начал своё дело, теперь я его продолжаю. Несмотря на обнаруженную нищету смыслов, я хочу окончательно убедить всех, что Аблязов политический труп, цель которого - убедить всех в политическом характере его преследования и сохранить сворованные активы. Ни больше и не меньше. Если угодно, я предоставляю альтернативный взгляд на Аблязова, противовес его самовосхвалению.

- Что, по вашему, должны знать сторонники Аблязова? Вы говорили о схемах, которые он до сих пор использует.

- Я не поленился и ознакомился с подробностями его дела. Конечно, полностью этот талмуд мне не осилить, но суть мне уловить удалось. Аблязов создавал компании однодневки в офшорах, на которые оформлял кредиты. Такими же однодневками являются его ДВК и “Уличная партия”. Это организации, которые только прикрывают его, которые имеют фальшивый кредит доверия. Вы, наверное, помните про чат его сторонников в Telegram, через который прошёл миллион человек, но в итоге никто там так и не остался? То же самое он делал и с банком - выпускал акции, сам их выкупал через подставные компании на кредиты самого банка и надувал таким образом пузырь.

Всё это происходит и сейчас. Тогда он украл 7,5 миллиардов долларов из страны. Из-за этого пострадала вся банковская система страны, мы просто мигом потеряли доверие международного сообщества. Из-за ситуации с БТА такая могущественная организация, как Международный валютный фонд, просила правительство страны принять меры, чтобы восстановить доверие к банковскому сектору. Мы понесли колоссальный урон - не только материальный (денег мы еще заработаем!), но и репутационный, что гораздо страшнее. Никакие 7,5 миллиардов долларов не смогут этот ущерб окупить!

Сейчас он крадёт доверие людей. В любом государстве всегда будут недовольные проводимой политикой, и Аблязов этим пользуется. Только его цели - украсть сначала жизни людей, а потом разморозить все украденные деньги и приумножить их!

-  Как вы думаете - его возвращение реалистично?

- Я думаю, что на самом деле нет в том виде, в котором он его рисует для своей немногочисленной аудитории. Его преступления уже доказаны. БТА спустя годы сумел вернуть уже 1,4 млрд долларов, что является прямым доказательством вины Аблязова в хищениях. В самом начале суд Англии арестовал его активы на 4 млрд долларов, чтобы обеспечить иск БТА. Международные аудиторы из «Ernst&Young» нашли в банке отдел, который укрывал кредиты Аблязова своим подставным компаниям.

Он не просто украл деньги, он украл банк, а для этого заказал убийство Ержана Татишева, за что в Казахстане осуждён пожизненно, и это сейчас - главный аргумент для международного сообщества вернуть Аблязова в страну, но не на коне, а в наручниках. Банк, по сути, был захвачен, это было рейдерство, но беглый банкир предпочитает об этом говорить.

Для тех, кому недостаточно решений казахстанского суда, есть решения суда Англии заморозить активы Аблязова, а еще - арестовать его на 22 месяца из-за неуважения к суду. По этой причине он и оказался во Франции, где, видимо, его лоббистские возможности несколько выше. Поэтому экстрадиция ни в Украину, ни в Россию не состоялась, хотя надлежащее решение суда было. Аблязов тратит оставшиеся деньги, с одной стороны, на поддержку юристов, которые работают на его последние дни на свободе, с другой стороны, на попытку придать себе флёр политического беженца. Хотя в Youtube есть давний его разговор с покойным Рахатом Алиевым, который инструктировал своего нового “собрата” о том, как надо действовать, чтобы не сесть сразу в тюрьму.

Ложь вскрывается не только у Аблязова, но и его сообщников. Мы не будем говорить про Жаримбетова, который вернулся в страну и дал признательные показания. Потому что “шеф” его кинул, а родина осталась. Федеральный суд США вынес решение по делу Храпуновых. Суд посчитал, что Ильяс и Виктор Храпуновы нагло врут, когда утверждают, что не помнят определенную информацию про БТА. Другого сообщника экстрадировали в этом году - управляющий директор АО «БТА Банк» Рустам Ибрагимов прилетел из ОАЭ. Я не понимаю, почему Аблязов до сих пор в умах некоторых казахстанцев считается оппозиционером.

Суды обязывают его в обязательном порядке давать показания, раскрывать документы, оплачивать расходы акимата Алматы, замораживает дополнительные сотни миллионов долларов, продлевают ему заключение в Англии. Я знаю, что многие не верят казахстанским судам, но это уже речь о международных разбирательствах, где, откровенно говоря, благодаря непрекрытому лоббизму у Аблязова есть свои козыри в рукаве, но он и с ними проигрывает. Особенно на длинной дистанции.

Просто дело Аблязова - уникальное, и я не думаю, что оно быстро закончится, но, учитывая действия Казахстана с самого начала - очень правильные и последовательные, я думаю, что мы рано или поздно увидим кадры, как его выводят из самолёта в наручниках.

- А зачем ему понадобился проект с “Уличной партией” - клоном ДВК? Зачем нужно было множить эти проекты, если деньги заканчиваются?

- Иногда у меня возникает ощущение, что Аблязов просто продолжает неудачную партию в шахматы. По сути, создание “Коше” - это завуалированное признание в том, что проект ДВК не удался, что он лишён смысла, а из-за экстремистского статуса и личности самого Аблязова непривлекателен для широких политизированных масс.

Надо признать, что наше общество действительно изменилось - и очень быстро. Многие люди всерьёз заинтересовались политикой. Я считаю, что парламентские выборы, которые мы ждём в конце года будут действительно “горячими”, и партия Nur Otan наберет не абсолютное большинство, ей придётся подвинуться в представительном органе власти, хотя, конечно, правительство сформирует именно она. Можете считать это прогнозом.

Аблязов показал свою полную политическую некоментентность. Он захотел воспользоваться этой тенденцией и собрать в ряды партии, которая с ним не ассоциируется, обычных людей, просто недовольных и желающих других политических смыслов. Прокатит - хорошо, войдём в парламент, подточим изнутри, не прокатит - будем обвинять государство в политических репрессиях, которых на самом деле нет.

Понятное дело, что движение без ярких политических лидеров и понятного финансирования будут проверять особенно пристально. И экспертиза, представленная в Есильском суде, показала действительно, что это проект нашего банкира, который ищет, как ему дестабилизировать ситуацию. Хаос, видимо, он считает воистину своей стихией, иначе это стремление его посеять я объяснить не могу. Но использовать те же методы для строительства нового проекта, которые уже опробовали на ДВК - это верх политической некомпетентности. Мне смешно.

- Есть информация о том, что представители “Уличной партии” собираются на митинги. Как вы смотрите на это?

- Я не против публичного волеизъявления своей политической позиции. И горячо приветствую тот закон об организации мирных собраний, который буквально неделю назад подписал Касым-Жомарт Кемелевич. Но в текущей ситуации есть существенные нюансы.

Во-первых, мы до сих пор на карантине. Понятное дело, что чрезвычайное положение отменено, но ситуация не перестаёт от этого быть чрезвычайной - мы видим, что люди до сих пор заражаются Covid-19. Минздрав, по сути, признал, что многие существенные ограничения были сняты из-за того, что пора реанимировать экономику, чтобы люди имели возможность зарабатывать деньги. Чрезвычайная ситуация обязывает нас как граждан Казахстана продолжать соблюдать карантинные меры, ходить в магазин, аптеку и теперь, кому повезло, на работу, еще, возможно, прогуливаться с детьми, потому что в четырёх стенах сидеть невыносимо. Но митинг - это ситуация, когда ты находишься плечом к плечу с большим количеством людей. В среднем коронавирус один зараженный успевает передать трём людям. Вот и считайте, что потенциально из-за митинга мы получим новых заразившихся, которые распространят эту болезнь дальше. А это толкнет многих людей на верную гибель.Аблязову только это и нужно - чтобы люди гибли, неважно от чего. Лишний повод назвать режим “кровавым”. Только на деле толкает на смерть людей именно он.

Во-вторых, митинги собирается проводить не только “Коше”, но и, например, Жанболат Мамай. В случае с Мамаем дело несколько проще - ему нужно собирать политическую поддержку широких масс, зарабатывать политические очки, чтобы успеть зарегистрировать свою политическую партию к предстоящим парламентским выборам. Хотя он, конечно, тоже рискует не только своим здоровьем, но и своих сторонников. Это тоже форма политической безответственности. А “Уличная партия” признана экстремистской, как и её “мать” - ДВК. И никаких им митингов по повестке конкретно этого движения не дозволено. Я думаю, что там будут провокации, и этого нельзя допускать. На кону жизни наших граждан, и государство должно позаботиться о том, чтобы никто не получил фатальное заражение. Так мы можем получить ещё одну вспышку.

В-третьих, важный момент. Новый закон о мирных собраниях вступает в силу спустя 10 дней после подписания, 6 июня. Насколько я знаю, митинги планируются именно на этот день. Это уже нарушение закона, потому что уведомление о мирном собрании должно подаваться за 5 дней до самого мероприятия (в случае с демонстрацией - за 10 дней). То есть законный митинг можно было бы провести 11-12 июня. Но, видимо, оппозиция у нас законы не читает. Насчёт того, успели ли маслихаты определить места для митингов в городе, я не знаю, но сомневаюсь, что это будет делаться заранее. У городских властей в сегодняшних условиях и так работы выше крыши.

Я считаю, что мирной части оппозиции, которая не настроена на силовые акции и провокации, надо дождаться момента, когда мы окончательно обуздаем коронавирус. Даже молодые политические движения не идут на площади. Значит, у них есть гражданская ответственность. У тех, кто собирается митинговать, этой ответственности, судя по всему, нет. И это очень плохие новости для нашей оппозиции.

- Вы вернулись в страну в конце августа прошлого года. За 9 месяцев только Вы открыто и активно выступаете против Аблязова. Никто из представителей власти этого не делает. Почему? Неумение вести полемику и идеологический спор? Может быть нежелание?

Я понимаю опасность беглого и опального банкира для политической стабильности и устойчивого развития нашей страны. Убежден, что за ним стоят и его «крышуют» влиятельные силы на Западе, которым не нравятся плодотворные и добрососедские отношения Казахстана сразу с двумя крупными державами, членами Совета Безопасности ООН – Россией и Китаем. Этим объясняются перманентные нападки Аблязова на Россию и Китай, желание разрушить эту внешнеполитическую конструкцию. Конечно, я понимаю, что Аблязов всего лишь пешка в этой дьявольской шахматной игре в Центрально-Азиатском регионе, о которой говорил еще Збигнев Бжезинский.

Известно, что Аблязов спонсировал радикальную оппозицию в Кыргызстане, чтобы создать очаг напряженности и нестабильности рядом с Алматы (он сам в этом неоднократно признавался). 17 ноября 2017 года в газете «Вечерний Бишкек» Аблязов советовал тогдашнему президенту Атамбаеву перекрыть подачу воды в Жамбылскую область, чтобы оставить без воды и урожая 500 тысяч наших соотечественников. На словах «защищая» права уйгуров в СУАР, на деле беглый банкир поощряет уйгурский сепаратизм, что однозначно приведет к трагическим последствиям и представляет угрозу не только для национальной безопасности Китая, но и для нашей страны (из 12 миллионов уйгур, 11 миллионов – это законопослушные граждане, которые видят свое будущее только в составе КНР).

Почему никто из представителей высших эшелонов казахстанской власти не говорит об этом? Во-первых, не могут. Во-вторых, не хотят. В-третьих, идеологический блок, откровенно говоря, просел за последний год. Я надеюсь, что в ближайшее время они наверстают упущенное, и в Казахстане появится плеяда мощных публичных идеологов, способных вступать в открытую полемику с несогласными.

Сейчас кажется, что ситуация складывается один к одному как в Советском Союзе в эпоху горбачевской перестройки. Тогда советский лидер Михаил Горбачев провозгласил перестройку, гласность, ускорение, общечеловеческие ценности, открывшие дорогу демократии и всенародным выборам. И все это на фоне техногенных катастроф (Чернобыль) и резкого падения цен на нефть. У многих может сложиться впечатление, что власть сейчас слаба. Но оно в корне неверно.

Во-первых, за прошедший год Токаев показал себя действительно сильным руководителем. В статусе президента он справился с проблемой в Арыс, сейчас выправляют затопленный Мактаарал, мы в целом спокойно переживаем пандемию коронавируса, и глава государства пошёл на беспрецедентные меры. Все эти испытания позволили ему значительно укрепить свои позиции, получить дополнительную народную легитимность.

Во-вторых, мы видим, что тандем Назарбаев-Токаев работает эффективно и слаженно. Назарбаев ни раз призывал сплотиться вокруг президента, пользуясь своим статусом лидера нации, и элиты его послушали. Кроме того, Елбасы, кажется, намеренно ушёл в тень из публичной политики. Всё пространство занимает Токаев, и он отдаёт команды.

Либерализация в политическом поле и некоторая «перестройка» проходят очень осторожно и последовательно. Эти процессы лишний раз демонстрируют, что у политических элит всё под контролем, и они идут на диалог с обществом с позиции сильного и старшего товарища.

Аблязов думает, что власть дала слабину и пытается раскачать ситуацию. Возможно, ему видится, что это последний шанс лично для него. Но никакого шанса не осталось. Даже как-то жаль, что я один ему это говорю.

Оценить материал
0